"Чудеса и хреновины! Передай дальше..." (pan_baklazhan) wrote,
"Чудеса и хреновины! Передай дальше..."
pan_baklazhan

Category:

Диагноз: рагулизация

Пару лет назад  во Львове, на одной евроинтеграционной тусовке, познакомился я с одним  киевским философом - в академическом смысле, так как кандидат философских наук, автор многочисленных работ и т.п.  Перед разъездом имели мы с ним полдня свободного времени, и потому слонялись по старому городу, общаясь на разные темы, и как-то употребил я словечко, часто используемое в моё лексиконе – «рагуль». А пан философ, легко жонглирующий всякими дискурсами и симулякрами, спросил, что оно такое - и получил вводную лекцию о самом слове, о версии его происхождения, и вообще  о явлении "рагулизации", которое уже и не явление даже, а настоящая беда современной Украины, может быть, даже корень большинства её проблем.

 

Моя лекция киевлянину понравилась, позже он написал мне, что ввел "рагуля" в свой вокабуляр и теперь сам распространяет знание о нём. И до того случая не раз замечал - про рагулей в Украине до сих пор не очень-то знают. Интересно, что в русском языке, которым, как не крути, пользуется немало наших сограждан, аналога рагулю вообще нет. Специально и неоднократно спрашивал об этом знакомых из России, и их варианты типа  "быдло", "жлоб", "лимита" не отвечали ёмкости определения "рагуль". Ну, прям как в анекдоте о Вовочке - жопа есть, а слова такого нету!

 

Итак,  тем, кто до сих пор не в курсе, кто такие рагули и чем они угрожают Украине, посвящается эта статья. Примечательно, что украинская "Википедия" про рагулей молчит, как молчит и про "рагулизм". А вот русская версия всемирной виртуальной энциклопедии в курсе: "рагулизм - термин, использующийся на западе Украины, особенно во Львовe и других городах Галичины в отношении людей, неспособных принять городскую культуру; это "проявление самоуверенной малокультурности"".

 

 

Писатель Юрий Винничук, кроме прочего, исследователь Львова, выдвинул версию, что когда-то рагулями называли людей, которые жили за городской чертой. Въезд во Львов перекрывал шлагбаум ("рогатка"), за который старались не впускать грязно одетых или подозрительных людей. "Натуральное село - это чудесно, ... однако крестьянин, который хочет стать мещанином, но не может - это пародия", - говорил пан Винничук в одном из интервью, посвященных 750-летию Львова, города, который, по убеждению многих знаковых фигур украинской культуры, ныне просто страдает от рагулизации, теряет свой уникальный дух европейского города, стремительно превращаясь в провинциальный областной центр. По-моему, уже можно вводить в оборот и производное слово - "рагулизация" (как определение незавершенного процесса). Оно синонимично известному демографам термину "рурализация" ("процесс распространения на городской стиль жизни продуктов сельской культуры, в том числе моделей поведения и ценностей, которые привносятся в городское культурное пространство многочисленными выходцами из села"). Разница в том, что первое определение целесообразнее в описании проблем общественных (культура, политика), а второе - социо-экономических и демографических. В силу разных обстоятельств украинцы массово переехали из Села в Город (и это касается не только Львова). Но Город не смог переварить такого количества бывших крестьян, что и не удивительно - ментальности селянина и горожанина сильно отличаются. Американский антрополог Роберт Редфилд ещё в 1954 году в книге "Крестьянское Общество и Культура" сформулировал теорию, что все сёла на Земле имеют схожие черты, приведя много примеров, в полевых условиях проанализировав отношения крестьян к таким вещам, как личность, семья, секс и любовь, земля, взгляды на внешний мир и т.п. Очевидно, если бы ученый исследовал горожан, он бы написал такую же книгу и про них.

 

Если продолжить дело господина Редфилда, углубившись у исследования "сельских горожан" современной Украины, то можно выделить в них такую общую черту, как мнимую любовь к своей малой родине, на которую при этом каждый категорически не желает возвращаться. Вырваться из проклятого села, остаться в городе любой ценой, а уж тогда всем показать (этим городским снобам, которые когда-то насмехались с неотёсанного "рагуля") – вот  кредо очень многих переселенцев. Примерам этого несть числа: хамоватый Леонид Кучма, хитрые Леонид Кравчук и Владимир Литвин, напыщенный Виктор Ющенко, Виктор Балога, собравший все предшествующие эпитеты, и над всеми ними, апофеозом победы малограмотного Селянина над ослабевшим Городом – поющий ректор Михаил Поплавский. Все эти господа (и не только они, но и их прототипы масштабом помельче) любят откровенные воспоминания о единственных штанах, в которых ехали покорять Город, о серых буднях и старании уклониться от тяжёлой и скучной работы, об оброках из яиц и кур, которыми заботливые мамы помогали сынам торить путь в светлое будущее.

 

Эти "яйца и куры" служили хорошей смазкой для дальнейшего продвижения детей "гречкосеев" по карьерным лестницам. Конечно,  курами - это так, условно, а на самом деле - деньгами, вырученными за проданных свиней и бычков, за вырубленный лес или же заработанными тяжёлым заробитчанским трудом родителей. За них "детей учат" (это эвфемизм, который значит - дать взятку за поступление в ВУЗ, потом регулярно оплачивать  щедрые преподавательские "жнива"), потом - "устраивают" (то есть платят за право занять выгодную должность), и в конце концов - покупают жильё в городе. Ну, а тогда новоиспеченный горожанин приложит немало усилий на новом рабочем месте (на кафедре ВУЗа, в милиции,  прокуратуре, управлении экологии,  санстанции и т.д.), чтобы  с хорошим наваром отбить  все "инвестиции". Не знаю биографии самого известного ныне судьи в Украине пана Зварыча, но почему-то уверен, что именно таким, классическим, был его путь к заоблачным вершинам...

 

Безжалостный диагноз последствиям рагулизации поставил в 2006 году в своей статье "Ивченко как апофигей украинского рагулизма, или смешные рассуждения на грустные культурологические темы" Юрий Романенко (кажется,  это тот самый,  что в прошлом году организовал на киевских улицах глуповатый спектакль с дудками, под громким названием "Достали!"): "украинские рагули суть порождение сельской архаичной культуры плюс волны массового потреблятства, захлестнувшего Украину в 90-е годы. ...Главная опасность рагуля для общества и государства заключается в том, что он по определению не способен заботиться об окружающем мире, поскольку главная область приложения его интересов - чего и где побольше затащить в свою рагулятскую нору". Напомню - Алексей Ивченко возглавлял  "Нафтогаз Украины" и прославился дорогущим "мерседесом", купленным за средства компании.

 

Дударь Романенко, не смотря на своё  шовинистическое высокомерие, в анализе рагулизма прав: главная опасность рагулизации в том, что её адепты не способны заботиться об окружающей среде в широком смысле слова. Яркий пример: во дворе своего детства я несколько лет наблюдал такое явление: каждый день там появлялась куча мусора, который выбрасывали те, кто не успевал утром выйти к мусоровозу, а пройти 50 метров к контейнеру ленился. Так вот, сначала эти ублюдки выбрасывали мусор вечером и тайком, со временем - днём, но так, чтобы никто не видел. В последнее время пакет с мусором очередной рагуль несёт выбрасывать под нос соседям чуть  не с гордостью за себя. Синхронно за это же время двор почти оставили бывшие жители, а большинство квартир выкупили выходцы из предгорья.

 

Впрочем, нельзя  говорить, что у рагуля вообще нет чувства красоты. Оно, наоборот, ярко выражено и состоит в любви ко всему яркому или, как ныне говорят, гламурному (тут имеем очередное изуродованное, а когда-то красивое слово "гламур", которое утратило первичное значение вместе с "шансоном" и  многими другими). Эта любовь проявляется в маниакальной тяге делать так называемые "евроремонты" - и в квартирах многоэтажек,  и в частных домах, и в зданиях, обустроенных под офисы. Насчёт квартир - так это личное дело, но ведь в плен нового архитектурного стиля попали целые города. Поэтому от Берегсаса и Львова до Киева и Одессы летят прочь старинные резные окна и двери со старинных зданий, а их места занимает безобразный пластик. И выковыривается мостовая из вековых улиц, а на её место ложится карамельного цвета искусственная тротуарная плитка из песка и цемента. И красятся фасады солидных домов в цвета из набора "Домик для Барби". И появляются на улицах городов скульптурные уродцы из искусственного мрамора и фальшивого золота. Ярчайший пример - "евроремонт" центра Киева, после которого автору этих строк просто стыдно за столицу перед иностранцами. Если золоченную колонну на арке еще можно объяснить стремлением к "варварской роскоши", то "парники" с головою выдают в их создателях бывшего селянина. Ведь что на селе является предметом особой гордости, как не парничок с огурцами-помидорчиками?

 

"Евроремонтная" болезнь не обходит даже таких памятников, как знаменитые карпатские деревянные церкви. Известный закарпатский искусствовед Михаил Сирохман не прекращает негодовать из-за того, как "маленькие закарпатцы" ведут себя с бесценным наследством края. Как-то я видел фотоотчет этого художника, где он сравнивал первоначальный вид деревянных церквей (на довоенных фотографиях) с современным. Тем из них, кто пережил эпоху советского атеизма, худо стало именно теперь. Их "украшают" пластиковой ламберией, купола обивают белой жестью, малюют яркими красками поверх древних росписей, даже вырубают в дверях верхний портал, чтобы прихожанам было удобнее  входить (по замыслу тогдашних строителей, в церкви надо было заходить, склонив голову). А народу нравится – "файно" ведь! (Подробнее о «евроремонте» тут: «Спасите, евроремонт!» http://pan-baklazhan.livejournal.com/5520.html)

 

Завершая опус, должен сознаться, что не знаю никакого рецепта против стремительной  "рагулизации" Украины. Что ж, существуют же в мире и неизлечимые болезни, которые можно разве что диагностировать и угнетать. Рагулизация - это диагноз. И надо искать лекарство хотя бы для приостановления разрастания метастазов.


 

Tags: Закарпаття моє, рагулизм, умные вещи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 43 comments