"Чудеса и хреновины! Передай дальше..." (pan_baklazhan) wrote,
"Чудеса и хреновины! Передай дальше..."
pan_baklazhan

Category:

«Война с саламандрами» в цитатах и с картинками. Часть 1.

О давнем предупреждении известнейшего из богемиков

В позднем детстве я был не совсем обычным пацаном и очень любил читать всякие антиутопии, благо, Гласность и Перестройка дала мне такую возможность. Да что там – я даже утопии читал, кампанелл с морами, чьи фантазии о других мирах даже при поверхностном чтении вызывали не меньший ужас, нежели пугалки Оруэлла с Замятиным. На этом фоне хорошо пошло и самое значительное и знаменитое произведение  Карела Чапека «Война с саламандрами», написанное им в 1936 году. Роман хорошо отложился в памяти, тем не менее недавно я счёл необходимым перечитать его вновь – когда, вспоминая сюжет, подивился универсальности пророчества великого чешского писателя. Писал он, само собой, про угрозу надвигающихся на мир фашизмов в их видовом разнообразии. Но по прочтении книги современными глазами, видишь другую картину, совершенно актуальную. Попробую дать её краткое изложение с надёрганными цитатами. По сути, здесь будет выжимка из романа в цитатах и парой картинок.
В связи с большим объёмом текста публикуется в двух постах.

 ***

Итак, в море у азиатских берегов охотники за жемчугом обнаруживают весьма смышленых саламандр, которые ходят на задних лапах, учатся сначала понимать человеческую речь, а потом и воспроизводить её. И эти умницы готовы за сущую ерунду (ножики-фрукты-консервы) добывать жемчуг с морского дна. А потом их способности раскрылись в широком диапазоне… Слово Карелу Чапеку:

«Да, там черти. Сколько? Тысячи и тысячи. Ростом с десятилетнего ребенка, саиб, и почти совершенно черные. Они плавают в воде, а по дну ходят на двух ногах. На двух, саиб, как вы или я, но при этом раскачиваются на ходу – туда– сюда, все время туда сюда… Да, саиб, у них руки, как у людей… нет, когтей у них нет никаких, скорее похожи на детские руки. Нет, саиб, рогов и шерсти на теле нет. Да, хвосты есть – почти как у рыбы, только без плавников. А головы большие, круглые, как у батаков. Нет, они ничего не говорили, только как будто чмокали…»
- это было одно из первых людских впечатлений о разумных саламандрах, а позже о них уже писали в газетах:

«1. Andrias Scheuchzen, саламандра, содержащаяся в лондонском зоологическом саду, умеет говорить, хотя и несколько скрипучим голосом; располагает приблизительно четырьмястами слов; говорит только то, что слышала или читала. Само собой разумеется, что о самостоятельном мышлении у нее не может быть и речи. Язык у нее достаточно подвижный; голосовые связки мы при данных обстоятельствах не могли исследовать более подробно.
2. Названная саламандра умеет читать, но только вечерние газеты. Интересуется теми же вопросами, что и средний англичанин, и реагирует на них подобным же образом, то есть в соответствии с общепринятыми, традиционными взглядами. Ее духовная жизнь – поскольку можно говорить о таковой – ограничивается мнениями и представлениями, распространенными в настоящий момент среди широкой публики.
3. Ни в коем случае не следует переоценивать ее интеллект, так как он ни в чем не превосходит интеллекта среднего человека наших дней.




Вот так скептически начали, но зато совсем скоро заговорили по-другому:

«Это недоразвившееся животное внезапно попадает в новую, несравненно более благоприятную для него среду, скрученная пружина распрямляется… С каким жизненным порывом, с каким миоценовым размахом и рвением устремляется Andrias по пути развития! С какой лихорадочной поспешностью наверстывает он сотни тысяч и миллионы лет, упущенные в его эволюции! Мыслимо ли, чтобы он удовольствовался той стадией развития, на которой находится сейчас? И кто может ныне сказать, каких высот достигнет он при том мощном размахе своей эволюции, свидетелями которой мы являемся, – ибо он стоит еще только на пороге этой эволюции и лишь готовится устремиться вверх!»

И саламандры устремились вверх:

«нет никаких оснований сомневаться в полнейшей честности и работоспособности саламандр, занятых на добыче жемчуга и кораллов. Надо, однако, считаться с тем, что известные нам до сих пор месторождения жемчуга в значительной мере исчерпаны или будут исчерпаны в более или менее близком будущем. … Спрашивается, нельзя ли использовать саламандр как нибудь иначе, в частности, более выгодно, чем на добыче жемчуга? Следовало бы подумать об их прирожденных, так сказать, «бобровых способностях» к постройке плотин и прочих сооружений под водой. Можно было бы использовать их для углубления гаваней, постройки молов и для других технических работ под водой.

- из речи пионеров освоения нового трудового ресурса, дешёвого и непритязательного. Оказалось – можно.

«Синдикат «Саламандра» будет поставлять не только саламандр, но также все инструменты и корм для саламандр, то есть кукурузу, крахмалистые вещества, говяжье сало и сахар для миллиардов подкармливаемых животных; далее синдикат берет на себя перевозку, страхование ветеринарный надзор и прочее, причем все это по самым низким тарифам, обеспечивающим нам если не монополию, то, во всяком случае, абсолютный перевес над любым конкурирующим предприятием, которое захотело бы продавать саламандр. Пусть кто нибудь попробует, господа; недолго он будет соперничать с нами. Но это не все. Синдикат «Саламандра» будет поставлять все материалы для подводных работ, производимых саламандрами; вот почему за нами стоит также тяжелая промышленность, стоят цемент, строевой лес и кирпич. Господа, в настоящий момент двенадцать тысяч саламандр заняты в Сайгонском порту на работах по сооружению новых доков, пристаней и молов. Это первый опыт в большом масштабе. Этот опыт, господа, дал в высшей степени удовлетворительные результаты. Сейчас уже не приходится сомневаться в будущности саламандр».

И далее:

«Но и это не все. Этим далеко еще не исчерпываются задачи синдиката. Синдикат будет подыскивать на всем. земном шаре работу для миллионов саламандр. Он будет разрабатывать идеи и общие планы покорения моря. Будет пропагандировать утопию и грандиозные мечты. Будет поставлять проекты новых берегов и каналов, плотин, связывающих между собой целые континенты, искусственных островов для трансокеанской авиации, новых материков, воздвигаемых среди океана. В этом – будущее человечества. Господа, четыре пятых земной поверхности покрыты морем; это, бесспорно, слишком много; карта распределения суши и моря на нашей планете должна быть исправлена. Мы дадим миру рабочих моря, господа. Приключенческую сказку о жемчугах мы заменим гимном труда. Одно из двух: либо мы останемся мелкими лавочниками, либо будем творить; но если мы не сумеем мыслить в масштабе материков и океанов – значит, мы не доросли до своих возможностей. Я хотел бы, чтобы мы мыслили в масштабах миллиардов саламандр, десятков миллионов рабочих рук, преобразований земной коры, нового сотворения мира и новых геологических эпох. Мы можем теперь говорить о будущих Атлантидах, о старых континентах, все далее наступающих на всемирный океан, о новых материках, которые создаст само человечество. Простите, господа, возможно, это звучит для вас как утопия. Да, мы действительно вступаем в царство Утопии. Да, друзья мои, мы уже находимся в нем!»

Впрочем, как я убедился сам, читая утопии, тем свойственно быстро обретать знак «анти-». Оказалось, что быстро плодящимся, откормившимся и освоившим людские технологии саламандрам вскоре понадобился самый широкий «лебенсраум», сиречь жизненное пространство - не менее, чем весь мир. Не из-за их врождённой жестокости или ненависти к людям. Просто такова оказалась их природа: жить разумные саламандры могли только на мелководье, а чтобы его хватало на миллиарды новых жителей планеты, тем пришлось создавать себе среду из подручного материала – старых земных континентов. Хотя поначалу всё шло очень радужно:

Из книги «История саламандр»

(тут надо отметить, что роман Чапека написан в замечательной манере - предвосхитившей грядущий постмодернизм в литературе, в которой художественное повествование перемешивается с квази-цитатами из газет, псевдостатьями из энциклопедий, телеграфными «молниями» и т.д.; посему, кстати, читать роман лучше всего в виде толково изданной книги):

«По квартальным обзорам синдиката «Саламандра» можно проследить, как постепенно заселяются саламандрами индийские и китайские порты; как эта колонизация захватывает африканское побережье и делает прыжок на американский континент, причем в Мексиканском заливе создаются новые, самые усовершенствованные инкубаторы; как наряду с этими широкими волнами колонизации в разные места посылаются небольшие группы саламандр, играющие роль авангарда будущего экспорта. Так, например, синдикат «Саламандра» послал в подарок голландскому Waterstaat'y тысячу первоклассных саламандр, городу Марселю для очистки Старой Гавани он подарил шестьсот саламандр и тому подобное. Словом, в отличие от заселения земного шара людьми, распространение саламандр происходило планомерно и в крупном масштабе; если бы это дело было предоставлено природе, то оно, наверное, растянулось бы на сотни и тысячи лет; в самом деле, природа никогда не была такой предприимчивой и расчетливой, как человеческая промышленность и торговля. Спрос на саламандр оказал, по-видимому, влияние и на их плодовитость; средняя производительность самки повысилась до ста пятидесяти головастиков в год. Некоторая регулярная убыль саламандр, причиной которой были акулы, прекратилась почти совершенно, когда саламандр вооружали подводными револьверами и пулями дум дум для защиты от хищных рыб.
…Распространение саламандр не всюду шло одинаково гладко. Кое где консервативные круги резко протестовали против ввоза новой рабочей силы, усматривая в этом недобросовестную конкуренцию с человеческим трудом
…Некоторые высказывали опасения, что саламандры, питающиеся мелкими разновидностями морской фауны, создадут угрозу для рыболовства. Другие утверждали, что своими подводными норами и ходами саламандры подрывают берега и острова. По правде сказать, немало было людей, прямо предостерегавших против использования саламандр; но так уж повелось испокон веков, что всякое новшество, все, что служит прогрессу, наталкивается на сопротивление и недоверие; так было с фабричными машинами, и то же самое повторилось с саламандрами.
В некоторых местах возникали недоразумения другого рода, но благодаря энергичному содействию мировой печати, которая правильно оценила как грандиозные перспективы торговли саламандрами, так и связанные с нею доходы от крупных объявлений, внедрение саламандр в большинстве случаев было встречено с одобрением и живейшим интересом, а иногда даже с воодушевлением».

И, разумеется, вскоре саламандры стали объектом великих геополитических прожектов:

«... В течение всего Века Саламандр между представителями технической мысли продолжался оживленный и плодотворный спор о том, надо ли сооружать тяжелые континенты с железобетонными берегами, или легкую сушу в виде насыпи из морского песка. Почти каждый день появлялись на свет новые гигантские проекты. Итальянские инженеры предлагали, с одной стороны, построить «Великую Италию», охватывающую почти все пространство Средиземного моря (между Триполи, Балеарскими и Додеканесскими островами), а с другой – создать на восток от Итальянского Сомали новый континент, так называемую Лемурию, которая со временем покрыла бы весь Индийский океан; и действительно, с помощью целой армии саламандр против сомалийской гавани Могдиш был насыпан островок площадью в тринадцать с половиной акров. Япония разработала и отчасти осуществила проект устройства нового большого острова на месте Марианских островов, а также собиралась соединить Каролинские и Маршальские острова в два больших острова, заранее наименованные «Новый Ниппон»; на каждом из них предполагалось даже устроить искусственный вулкан, который напоминал бы будущим островитянам священную Фудзияму. Ходили также слухи, будто немецкие инженеры тайно строят в Саргассовом море тяжелый бетонный материк, то есть будущую Атлантиду, которая могла бы угрожать Французской Западной Африке; но, по–видимому, они успели только заложить фундамент. В Голландии приступили к осушению Зеландии; Франция соединила Гранд Тер, Бас Тер и Ла Дезирад на Гваделупе в один благодатный остров. Соединенные Штаты начали сооружать на 37 м меридиане первый авиационный остров (двухъярусный, с грандиозным отелем, спортивным стадионом, луна парком и кинотеатром на пять тысяч человек). Словом, казалось, пали последние преграды, которыми мировой океан ограничивал размах человеческой деятельности; настала радостная эпоха потрясающих технических замыслов; человек осознал, что только теперь он становится Хозяином Мира – благодаря саламандрам, которые вышли на мировую арену в нужный момент и, так сказать, по исторической необходимости.»



***
Окончание - в следующем посте.
Tags: ОНИ наступают!, изба-читальня, умные вещи
Subscribe

  • "І так всєм всьо понятно!"

    Просто культове фото, ІМХО. Ноу коментс, як на тих білих аркушах від анекдотного Рабиновича - "А шо пісать, і так всєм всьо понятно!"…

  • "І шенкєлєй, і шенкєлєй!"

    В етері наша рубрика "актуально-насущно", або "про Вовка промовка". Чудовий був фільм, до речі, тепер таких не знімають.…

  • В очікуванні Сторожових Птахів

    Мало до кого я відчуваю таку ж антипатію, як до паліїв трави та стерні. І тим не менш оця ініціатива викликає у мене змішані почуття: Полювання…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 4 comments